Патогенез половых расстройств, часть 1

Патогенез половых расстройств

По-видимому, в сексопатологии не найти лучшего примера колебаний во взглядах исследователей, чем история вопроса о роли местных изменений непосредственно в половой сфере (т. е. в наружных и внутренних половых органах) в патогенезе половых расстройств.

1910-1930 гг.

Становление сексопатологии как науки было неразрывно связано с появлением объективных методов обследования половых органов мужчины. Отсюда и развитие представлений о том, что любые нарушения половых отправлений у мужчины обязательно связаны с определенными перестройками или поломками непосредственно в его половых органах (Крафт-Эбинг, 1909; П. Орловский, 1928; Б. Н. Хольцов, 1926, 1927). При этом одни исследователи (П. Орловский, 1928) придавали особое значение изменениям в задней уретре, точнее изменениям семенного бугорка. Другие авторы (Б. Н. Хольцов, 1926, 1927) считали основной причиной нарушений половых отправлений патологию предстательной железы. Крафт-Эбинг (1909), П. Орловский (1928) полагали, что наступление оргазма связано с раскрытием жомов у устьев семявыносящих протоков, причем интенсивность оргастических ощущений определяется тонусом жомов и силой, их преодолевающей при эякуляции. Поэтому при обследовании больных с нарушениями половых отправлений авторы особое внимание уделяли состоянию семенного бугорка, считая, что без его изменений нет и нарушений потенции. Соответственно и все лечебные мероприятия в основном были направлены на местный процесс в семенном бугорке или предстательной железе.

Позднее в сексопатологии начался период отрицания роли местных изменений в половых органах (в задней уретре, в простате) в патогенезе нарушений половой функции. Соответственно было полностью пересмотрено и отношение к местной терапии. Наиболее ярким выразителем этого периода развития сексопатологии является Фюрбриигер (1901), представления которого оказали влияние на очень многих сексопатологов и, пожалуй, на все развитие сексопатологии.

1930—1950 гг.

В последующие (1930—1950) годы вопросу о роли патологии задней уретры и семенного бугорка и предстательной железы в патогенезе половых расстройств уделялось мало внимания — в центре внимания сексопатологов в этот период находились нервные и лишь отчасти нейроэндокринные и эндокринные составляющие системы, обеспечивающей реализацию полового поведения. Однако с 60-х годов начали накапливаться новые интересные фактические данные, свидетельствующие о том, что поражения предстательной железы и задней уретры могут играть существенную роль в патогенезе расстройств половой функции у значительных по численности контингентов мужчин.

Тщательнейшие клинико-лабораторные исследования ряда советских и зарубежных урологов (Uldrich, 1957; Leader, 1958; Kocvara, 1961; И. Б. Вейнеров и Л. М. Рожинский, 1961; Blumensaat, 1961; Leikind a. Harlin, 1961; А. Я. Кобелев, 1968, и мн. др.) показали, что воспалительные (хронический простатит) и некоторые невоспалительные (застойное полнокровие, атония, так называемый «молчаливый» простатовезикулизм) поражения предстательной железы у 50—80% больных сопровождаются характерными нарушениями половой функции — ускорением или замедлением (запаздыванием) эякуляции, ослаблением оргазма, болями при эякуляции, а в более поздних стадиях заболевания также и ослаблением эрекции. Излечение заболевания предстательной железы комплексом медикаментозных (тадалафил – сиалис, варденафил – левитра) и местных процедур (среди последних особо важное значение принадлежит массажу предстательной железы) приводило, как правило, и к более или менее полной нормализации половой функции.